Радость

(no subject)

Прочитал в одном журнале очерк об уголовном деле – три сестры убили отца. Убили за садизм. Да все, наверное, помнят это давнее дело – об этом много писали.
Страшное дело, страшные подробности. Но одно место в очерке меня особенно поразило. Ситуация у здания суда. Там полчища журналистов. И вот: «Топая и по-деревенски расталкивая руками толпу, к скамейке прорывается девушка. У неё на груди бейдж Первого канала. Она бросается к Сергею, обхватывает руками его голову, закрытую капюшоном, и не подпускает к нему никого из журналистов». Сергей – один из свидетелей, и представительница Первого канала уговаривает его участвовать в ток-шоу.
А вот другой момент: «Свидетельница сказала адвокату, что сотрудники Первого канала убеждали ее приукрасить свою историю, чтобы та звучала более захватывающе».
Воо6ще у здания суда что-то вроде 6итвы каналов – кто переманит свидетелей на своё шоу.
Ещё момент из очерка. Что6ы 6ыло понятно: Аурелия – жена у6итого. Цитирую:
«Рядом с Аурелией все время находится женщина с жёлтыми волосами. Она выдаёт ей валидол и сейчас, сидя рядом с ней на скамейке, с плохо скрываемой усмешкой наблюдает за суетой представителей прессы.
— Можно взять у вас комментарий? — к скамейке подходит журналистка Life.
— Нет, — Аурелия мотает головой.
— Но та сторона дала нам свои комментарии. А вы — нет. А мы хотели бы объективности.
— Та сторона — вся на договоре у Первого канала, — говорит женщина с жёлтыми волосами.
— Но можно я запишу кого-нибудь из вас?..
— Ну, запишите меня, — усмехается женщина с жёлтыми волосами. — Я креативный продюсер Первого канала.
Журналистка Life молча отходит».
Сестёр защищает в суде адвокат Паршин. Он тоже приглашён в эфир Первого канала вместе с Аурелией. Он первый записал её историю, и считал, что разговор в студии поможет выявить правду. Но в какой-то момент Паршину начинает казаться, что телевидение в этом деле вредит, оно превращает ужасающий случай домашнего насилия в реалити-шоу.
Адвокат Паршин занимался делом Иванниковой. Может, кто помнит: эта женщина убила таксиста, который пытался её изнасиловать – 6ыло это в 2003 году. Так вот Паршин считает, что тогда телевидение не было таким — оно было другим, и его сотрудники интересовались правдой, защитой человека. И благодаря телевидению, прессе Иванникова была оправдана. Но тогда слово «хайп» ещё не вошло в лексикон телевизионщиков. А теперь им нужно только одно: чтобы завтрашний хайп был мощнее вчерашнего. Чем больше кровавых подробностей на ток-шоу, тем выше рейтинг.
Полно фильмов о будущем, в которых на ток-шоу ради рейтинга людей убивают в прямом эфире. Недавно я посмотрел такой фильм – «Мафия: игра на выживания». Участников телевизионной игры убивали на глазах телеаудитории. Может, эти фантазии станут реальностью? Где потолок запретного?
«Всё на продажу!» - так назывался давний польский фильм, действие которого крутится вокруг ги6ели реального актёра Збигнева Цибульского. Вспомнил фильм потому, что в ленте попалось: вдова два дня назад умершего актёра приняла участие в ток-шоу. Посмотрел я это действо на ютюбе. Актёра, по которому горюет страна, ещё не похоронила, а жизнерадостная вдова уже в студии. И там же родственники – они радостны, улыбаются. Брезгливость – и ничего больше не испытываешь.
Чего-то я не понимаю в жизни. Чего-то я не понимаю в людях.
Радость

(no subject)

Попалась в дневнике Пришвина за 1926 год удивительная фраза: «Спало бремя креста интеллигента». И далее он разъясняет: в царские времена интеллигент ощущал чувство вины перед простым народом. Он, интеллигент, взвалил на себя долг служения народу, потому делал всё, чтобы освободить его. Пришвин пишет: «Русский интеллигент имел ненависть к царизму, к государственности, в этом он чувствовал свою честь, достоинство, и вообще нечто святое. Желанный мир отроется при устранении одного препятствия – Николашки».
И вот препятствие устранено. И что же? А вот что: «Желанный мир предстал в виде сосуда со всякой нечистью». Эту нечисть Пришвин почувствовал на се6е. В дневнике он приводит множество фактов, как его оскор6ляли. Крестьяне, за счастья которых он нёс свой крест интеллигента, ото6рали у него имение – очень скромное, – выгнали с женой и малыми детьми на улицу. И лет 15 он считался подозрительным. Жил в Сергиевом Посаде, какие только оскор бления ни вытерпел.
Современная интеллигенция учла опыт своих предшественников. Никакой вины перед народом она не испытывает. О чувстве долга перед народом и говорить смешно. Потому интеллигенция проводит чёткую границу между со6ой и народом. Да она и народом не считает неинтеллигентных соотечественников, называет их быдлом, рабами, пьянью, ну, в общем всякими погаными словами.
Яснее других это сформулировал юморист Шендерович:
«Нас очень и очень много, нормальных людей, способных на сочувствие, понимающих цену человеческому достоинству, посильно преодолевающих тоску и страх...
Наша проблема в том, что нелюдей мы тоже числим людьми - и оцениваем их в человеческой номинации. Оттого и расстраиваемся, сопоставляя числительные, оттого и заходимся в бессильном гневе, не понимая, как такое возможно: лгать в глаза, изрыгать пошлости, убивать, устраивать обезьяньи пляски вокруг убитого... Мы - ошибочно - полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду (нашему), в котором такое действительно невозможно, и вопим от возмущения.
Мы по инерции числим их оппонентами, а они - окружающая среда».
Толково разъяснил различие между современной интеллигенцией и 6ыдлом Акунин-Чхартишвили:
"В России живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих н
арода, и народы эти с давних пор люто враждуют между собой. Есть Мы и есть Они. Друг друга представители двух наций распознают с первого взгляда и в ту же секунду испытывают приступ острой неприязни. Нам не нравится в Них все: как Они выглядят, разговаривают, держатся, ¬радуются и горюют, одеваются и раздеваются. Нас тошнит от их любимых певцов, фильмов и телепередач. Они платят Нам той же монетой, и еще с переплатой".
Конечно, нынешней интеллигенции тяжко жить, мыслить, творить в этой «окружающей среде». Но что с ней, с «окружающей средой» делать, интеллигент не представляет. Пока что он, как и интеллигент доцарского разлива, путь к «желанному миру» видит в устранении узурпатора и тирана, разрушении государственности. Может, у современной интеллигенции что-то и получится. Она без креста...


Интеллигенция 3

Интеллигенция 2
Радость

(no subject)

Гуляю по Арбату. Прохожу мимо Вахтанговского театра.
Замечаю у служебного входа Андрея Максимова – писателя, драматурга, поэта, телеведущего, режиссёра.
Он, видимо, заметил в моём взгляде жажду припасть к животворному источнику театрального искусства. Потому милостиво пригласил робкого провинциала на репетицию спектакля, который он ставит по своей пьесе «Брюсов переулок».
Это были три часа открытий, откровений. Я видел, как рождается спектакль. Я видел, как актёры ищут и находят рисунок роли. Я видел, как режиссёр выстраивает действие. Да всё я видел! Репетиция в какой-то мере увлекательнее готового спектакля.
Я застал самую первую репетицию на сцене – до этого работали в репетиционном зале. Когда мы вошли – было пустое пространство сцены. Но вот рабочие принесли стол, освободили его от защитной плёнки. Принесли и принялись устанавливать что-то вроде буфета. Стол и буфет тоже станут действующими персонажами. На планкетах развесили шинели. Шинели отгородили приблизительно треть пространства сцены. На этой трети и развивалось действие. Действие напряжённое, страстное, иногда загадочное, иногда пугающее.
А какие актёры! Как они играют! Ольга Тумайкина – о ней я слышал, но на сцене не видел. Как она умеет лёгким поворотом головы, небрежным взмахом руки передать любое настроение. А как она ищет, пробует малейшие нюансы характера своей героини. Это наслаждение – наблюдать за ней во время репетиции.
Игорь Карташёв – имени такого до этой репетиции не слышал. А какой актёр! Какая глубина характера. Какая внутренняя мощь. Чувствуется в нём подлинная интеллигентность. Смешно, но я подумал: вот кто мог бы сыграть зрелого Андрея Дмитриевича Сахарова.
Катя – юная, живая, бесконечная в своих фантазиях. Невероятно разнообразная. К сожалению, не запомнил её фамилию.
И ещё двое актёров – Виталийс Семёновс и Юрий Поляк.
После репетиции посидели в ресторанчике. И разговор – только о репетиции, только о спектакле.
Какое это удовольствие – заниматься таким увлекательным делом. И представляете: за это удовольствие им ещё и деньги платят! ))
Я снимал на смартфон, так что снимки вялые. Я их разместил, чтобы возникало хоть какое-то представление о том, что я видел. Разместил и три фото Яны Овчинникой . Она профессионал, и класс сразу виден.
Редко что-то рекомендую читать, смотреть, слушать. Но «Брюсов переулок» не пропустите. Естественно, когда спектакль выйдет. Есть что смотреть, есть над чем задуматься.

44719503_2099492193429222_5429727655949762560_n
44778762_2099492100095898_6192023332389388288_n
44768128_2099493180095790_8385653702450479104_o
44646621_2099493383429103_7327978556535865344_n
44628823_2099494956762279_4482878403032121344_o
44733946_2099493700095738_3918473855856803840_o
44723395_2099494733428968_1811020638790352896_o
44645038_2099495456762229_4281794498159181824_o
44557284_2099495656762209_5562957373967958016_o
44723395_2099494733428968_1811020638790352896_o
44743075_2099494650095643_7245598708681670656_n
Радость

Чего-то я в этой жизни не догоняю...

Ничего не смешалось в доме Облонских.
Режиссёр Дмитрий Крымов о своей новой постановке: «Нам хотелось сделать «Анну Каренину», как очередной бунинский «Солнечный удар» — быстро, нежно и страшно. Наш спектакль «Серёжа» — это не «Анна Каренина». Это спектакль по мотивам великого романа, даже, я бы сказал, по отдалённым мотивам. Там нет ни Левина, ни Кити, ни Стивы Облонского, нет сенокоса, кваса и потной рубахи, нет аппетитных стерлядей и устриц в ресторане и нет потрясающей сцены, когда Каренин пришёл к адвокату и впервые испытал унижение. Нет сцены скачек, падения Вронского и смерти Фру-Фру, да и паровоза, в общем-то, тоже нет… Одним словом, это все будет похоже на Толстого, но меньше, короче. Как бы фрагмент. А Серёжа — это сын Анны Аркадьевны Карениной, мальчик, тоже восьми лет, который и стоит в центре этого «Солнечного удара», когда всё смешалось, не только в доме Облонских, но и вообще. В основе спектакля — роман Л. Н. Толстого «Анна Каренина», а также «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана и специально для этой постановки написанный Львом Рубинштейном текст «Вопросы».
Грандиозно! Лев Толстой + Иван Бунин + Василий Гроссман + Лев Рубинштейн.
Отзыв зрителя на спектакль:
«В данном спектакле, зачем-то названном «Серёжей», Серёжи как раз-таки и нет. Там практически ничего нет. Ни сюжета, ни логики, ни морали, ни смысла. Что же остаётся? Шоу, танцы, один красивый монолог, интересные декорации. Каренина - инфантильная дура, Каренине рогатый (и это не метафора) зверь, Вронский - мальчик затерянный в юбке своей матери и, наконец, безликий безголосый Серёжа как часть интерьера. Ощущение, что плюнули в душу».Серёжа 2
Радость

(no subject)

День опять выпал тёплый – ну чисто лето. Солнце струит тепло и до6ро. Кое-где первые оранжевые признаки начала золотой осени. Наши мужики в честь этого натянули оранжевые шорты ))
Такой день, что не сразу и разберёшь: поздняя это осень или весна в разгаре? Или так: конец осени сходится с началом весны. Но не убрать память годов: знаешь, что осень, осень, и скоро – кто знает, может, на будущей неделе, Покров-то 14 октября – накроет всё белым пологом, жизнь надолго замрёт. Но возвысится радость от ожидания весны, от непременной с ней встречи, и сердце наполняется радостью сверх всякой меры. Зима на то нам и даётся, чтобы терпким было ожидание весны света.
Прошёлся по окрестностям, чтобы запомнить красоту уходящей осени.
Осень 1
Осень 2
Осень 3
Осень 4
Осень 5
Осень 6
Осень 7
Радость

(no subject)

Будьте осторожны! Они за нами следят!
Отправлял письмо по производственной необходимости. В конце сделал приписку: «Файл с заявлением прикрепляю». И нажал на кнопку «Отправить». И на мониторе возникает надпись: «Вы не забыли приложить файл?» Я очень удивился. Я действительно забыл прикрепить файл. Но как об этом узнала почтовая служба? Только один вариант: прочитан текст моего письма с фразой «Файл с заявлением прикрепляю». Интересненькое дело! Сделал контрольную проверку: сам себе написал письмо с этой фразой. Всё подтвердилось. (Подтверждение на картинке).
Начал проводить опыты. Писал сам себе письма. Содержание нейтральное, но в них 6ыли контрольные фразы:
«Собираюсь лететь в Токио. Не подскажешь приличный отель».
«Совсем из головы вылетело: я же собирался подобрать для подарка жемчужное ожерелье».
«Не поверишь, но мне нужно купить небольшой трактор».
«Не мог найти в магазинах приличный костюм, всё какое-то барахло».
«Очень хочется купить слона».
«Замучился с камерой. Надо покупать новую».
Отправлял письма с разных почтовых ресурсов – mail, gmail, yahoo, yandex, rambler.
И при открытии любого сайта у меня появлялась реклама отелей в Токио, фотокамер Никон, костюмов, тракторов, ожерельев из жемчуга. Вот только со слоном не сложилось – нет их в продаже, потому и рекламы нет.
Забудьте про личные секреты. Все письма прочитываются. Телефоны прослушиваются – стоит упомянуть по телефону какой-то товар, тут же появляется реклама этого товара в ноутбуке.
Номер моего телефона и адреса имейлов есть даже в сапожной мастерской – пишут оттуда. В последнюю неделю задолбали приглашением напечатать научный труд в каких-то научных журналах. Некоторые друзья в фейсбуке пугают, что мы на контроле у спецслужб. Да у ФСб, ЦРУ, Ми-6, Моссада вместе взятых, нет таких ресурсов, как, например, у фейсбука, гугла или яндекса.
Мир прозрачен. Секретов нет. Вас читают. Скоро будут читать и мысли. И с этим надо смириться. А я не желаю смиряться! Надо что-то делать...
Скан письма
Радость

(no subject)

Постриг вчера газон. Надеюсь, последний раз в этом году.
Вчера было пасмурно – и газон кажется хмурым, а сегодня солнце – газон весёлый.
Измерил трудозатраты:
- прошёл 10984 шага;
- расстояние 7,36 километра;
- затраты времени 2 часа 1 минута;
- истрачено 545 калорий.
Не знаю, хорошо это или плохо.
Радость

(no subject)

Прочитал книгу с длинным названием – «Сахаров. Кефир надо греть. История любви, рассказанная Еленой Боннэр Юрию Росту».
Естественно, я, занимающийся биографией Андрея Дмитриевича Сахарова, не мог пройти мимо этой книги – это раз. А во-вторых, с Юрой Ростом знаком многие десятки лет. В «Литературной газете» даже сидели в одном кабинете, и мне интересно всё, что он делает.
Эта книга – запись бесед Юры с Боннэр. После распечатки аудиозаписи получилось 650 машинописных страниц. Они и размещены в книге.
Открытий для себя в книге не нашёл. Всё, что есть в беседах Юры с Боннэр, я знаю. Так, некоторые уточнения уже известного. Некоторые интересные детали. И пара новых фактов. Ничего неожиданного. В «Жизни Сахарова» много подробнее представлены моменты совместной жизни Сахарова и Боннэр. Это не хвастовство, а фиксация ситуации. Я тоже расспрашивал Боннэр. Готовил о Сахарове передачу в программу «Как это было» на Первом канале. Снимал документальный фильм о ссылке в Горький. И несколько бесед просто так. Я же не собирался писать книгу о Сахарове, собирал материал о современной истории.
Как-то Боннэр мне сказала: «Я готовлю дневники Сахарова к печати. Они будут опубликованы после моей смерти. Там есть много чего, что некоторым лицам будет неприятно читать». Однако вышли дневники Андрея Дмитриевича при жизни Боннэр. Прочитал их мой друг Лёша Ч. И сказал: «Извини, но один из самых неприятных персонажей записей Андрея Дмитриевича – Боннэр». Я тоже, естественно, прочитал дневники, и не один раз. Все страницы в комментариях, вопросительных и восклицательных знаках, подчёркиваниях. Но мне так не показалось.
Вот эпизод перед их свадьбой. Поехали они покупать настольную лампу для него. Андрею Дмитриевичу понравилась одна лампа, Боннэр другая. И это чуть не стало причиной полного разрыва. Другая бы сказала: «Нравится тебе эта? Покупай». Но для Боннэр почему-то принципиально важно, чтобы была куплена лампа, которую выбрала она. У меня в книге описан этот эпизод. Но вот в книге Роста Боннэр произносит фразу, которую я никогда бы не вставил в книгу: «После этого он никогда не вякал». Что можно понять так: всегда поступал, как я хочу. И ещё условие поставила – она курит, когда хочет и где хочет. Андрей Дмитриевич терпеть не мог табачного дыма, но ради любимой согласился. А Боннэр дымила будь здоров, «беломорину» не выпускала изо рта – это я помню по встречам с ней.
Хирург Николай Амосов пишет в воспоминаниях-м, как он приехал к ним году в 1976-м:
«Небольшая двухкомнатная квартира. В той комнате, где я был, стояла широкая тахта. Андрей Дмитриевич лежал и часто кашлял. А его супруга непрерывно курила - дым коромыслом. Я обозлился и не утерпел:
– Вы бы не дымили на больного – он же кашляет!
– Ничего, он знал, на ком женится, пусть терпит.
Подумал: «Вот зараза!».
Потом обсуждали с Андреем Дмитриевичем суть разных идеологий. Мне неловко писать, но создалось впечатление, что Андрей Дмитриевич мыслит.... скажу осторожно: не глубоко. Что социализм в экономике вполне можно примирить с западной демократией. А уж моих идей о значении биологии в поведении человека он совершенно не принимал. Я не пытался переубеждать – давил авторитет и тормозили ядовитые реплики Боннэр».
Кстати, когда сын Боннэр Алексей женился на однокурснице Ольге, то невестка ей, Боннэр то есть, не понравилась: «Оля очень властная девочка, и я видела по Лёшке, что у него депрессивное состояние… Боялась, что руки на себя наложит». Боннэр тоже властная, но Андрей Дмитриевич от этого не впадал в депрессию. Хотя руки наложить не себя обещал – в случае, если Боннэр умрёт раньше его.
Задавал Юра Рост вопросы о денежных делах. И такие вопросы, которые я не осмеливался ей задать. Но у Юры совсем другая журналистская хватка. Итак, всеми деньгами семьи распоряжалась Боннэр. Она выделяла мужу 25 рублей – чтобы всегда были в кармане. Если же у Андрея Дмитриевича возникала необходимость в какой покупке дороже 25 рублей, то он просил нужную сумму у жены. Если он отправлялся в магазин за продуктами, Боннэр выдавала ему деньги – сдачу он должен был отдать ей.
У Сахарова значительные суммы хранились в западных банках (он почему-то предпочитал банк Ротшильдов) – гонорары за книги, публикации, он получал множество премий от различных фондов. Когда Боннэр попадала за границу, то делала покупки, пользуясь этими счётами в банках. Доступ к этим деньгами имели и её дети – Татьяна и Алексей, которые эмигрировали в США. Рост переспросил: «Но это вы с ведома Андрея Дмитриевича?» Боннэр ответила: «Зачем это надо? Нет, без всякого его ведома. Я считала, что такое могу решать сама… Чековую книжку получила с Нобелевского комитета и ещё попросила десять тысяч долларов наличными».
Возможно, деньги не доверялись Андрею Дмитриевичу по той причине, что он был абсолютно беспомощен в расчётах с ними. Или не понимал их ценности. Его не назовёшь ни жадным, ни жмотом, но некоторые его принципы обескураживают. За разработку ядерного устройства он, в числе других учёных, получил Сталинскую премию – 750 тысяч рублей. Он положил их на сберкнижку. А между тему у него были многочисленные родственники, некоторые из них сильно нуждались – ему не пришло в голову выделить им помощь. Академик Александров, тоже сталинский лауреат, получив пачки денег премии, сел на ступеньках института и выдавал каждому желающему сумму, которую тот попросит.
Первое слово в названии книги – «Сахаров». А если судить по содержанию, то должно быть другое слово – «Боннэр». Об Андрее Дмитриевиче много на страницах книге, достаточно много, но всё же главное действующей лицо – Боннэр, его жена и верный друг. Она рассказывает о себе, о своей жизни, о своих родителях, о бывшем муже Иване Семёнове и его родителях. Много о детях – Алексее и Татьяне, она их по-свойски называет Лёшка и Танька. Дети у неё замечательные, просто золото, а не дети. Не то, что дети Андрея Дмитриевича, о них она говорит скупо, но всё равно получается, что они скрытные, неблагодарные. Да и Андрей Дмитриевич мучился со своими детьми, как выразилась Боннэр, «он понимал, что семья у него нездоровая». И приходил он в восторг от детей Боннэр. Она говорит: «он облизывал их как кошка». Какое экстравагантное и убедительное выражение!
Я рад этой книге. Тираж «Сахаров. Кефир надо греть. История любви, рассказанная Еленой Боннэр Юрию Росту» 5 тысяч экземпляров. Хороший тираж, всем хватит. (Для сравнения: тираж «Жизни Сахарова» 500 экз.). Думаю, книга Юры разлетится в считанные недели. Имя у него знаменитое, да к тому же помноженное на имена Сахарова и Боннэр, дадут мощное ускорение для продаж. Хотя… Вот какая мысль. А кто, 6росив все дела, понесётся в магазин за этой книгой? Ну, я – это понятно.
Юрий Самодуров – тоже понятно, он когда-то возглавлял Сахаровский центр, 6ыл дружен с Боннэр. Ну,Олег Мороз – он написал про Андрея Дмитриевича книгу. Ну, родственники Боннэр – тоже понятно. Друзья Юры Роста. А для других книга эта не очень внятна. Допустим, я знаю 6иографию Андрея Дмитриевича, потому мне всё ясно в этой серии интервью, а другие могут запутаться в вязи событий…
О последнем фото в подборке. Рост так его подписал: «Наконец, в её восемьдесят восемь мне удалось сфотографировать Елену Георгиевну Боннэр похожей на моё представление об этой удивительной женщине». Боннэр пережила Андрея Дмитриевича на 23 года. Подломили его голодовки во время ссылки. Голодовки ради жены. Действительно удивительная женщина.

IMG_20180922_084618

IMG_20180922_084906
IMG_20180922_084931
IMG_20180922_085111